БЕДНОСТИ В МОЛДОВЕ НЕТ

Logos.press: Бедность, как показатель уровня жизни, выпала из официальных отчетов

179

Бедности в Молдове нет. Не потому, что ее не существует. А потому, что в последние годы бедность, как показатель уровня жизни, выпала из официальных отчетов. Ее попросту перестали считать. Так что миф о бедности пенсионеров и других слоев молдавского общества — это теперь, скорее, проделки оппозиции, чтобы нанести урон действующей власти, горько иронизирует logos.press.md.

Официальная статистика объявила годовые данные уровня доходов и расходов населения, показатели прожиточного минимума. В 2018 году располагаемые доходы населения составили в среднем на одного человека в месяц 2383,1 леев, что на 6,2% больше, чем в 2017 году.

Проблема в том, что объемы ВВП за счет конечного потребления домашних хозяйств расходятся с объемами потребительских расходов, хотя сопоставимость темпов роста сохраняется.

Эксперты говорят, что это расхождение подвергает сомнению достоверность статистических показателей и оценки экономического роста.

Потребительский потенциал, таким образом, и количество людей, живущих за чертой бедности, становятся барометром развития экономики. Но бедность в Молдове в последние три года не считают. Следовательно, не рапортуют и об усилиях государства в борьбе с бедностью.

Официально —  «по техническим причинам». «Нет специалистов, которые этим бы занимались. Хотя Нацбюро статистики в прошлом году усовершенствовало расчеты национальной черты абсолютной и экстремальной бедности на основе предложенной Всемирным банком методики», — пояснил генеральный директор Бюро Виталий Валков.

Косвенные признаки бедности, однако, при желании, можно прочесть и между строк. Это, например, углубляющийся разрыв между доходами городских и сельских жителей, в том числе выражающийся в разнице получения денежных доходов.

У молдавской бедности есть важная отличительная (от развитых стран) черта: у нас становятся бедными даже работающие люди. Риски абсолютной монетарной бедности у нас повышены в силу того, что даже при занятости родителей их зарплаты может не хватать для того, чтобы обеспечить прожиточный минимум для каждого члена семьи.

Кроме монетарной бедности, существует и другой показатель — депривационная бедность, когда человек не может покупать необходимые для жизни товары и услуги. При таком расчете в число бедных попадают также люди, у которых доход может быть приемлемым, но его все же недостаточно для доступа ко многим современным товарам и услугам, которые не входят в расчет стоимости потребительской корзины.

То есть, если у нас вдруг вздумают пересчитать бедных так, как это делается, например, в Европе, их окажется слишком много. А бедным требуется социальная поддержка государства. Но денег на всех не хватает даже при нынешней, усовершенствованной методике счета… Так что лучше вовсе не считать?

Комментарии закрыты.