Число безработных в Молдове может достичь 100 000 человек

559

По мнению экспертов, пожалуй, самым пострадавшим при пандемии станет рынок труда. Но он может стать и самым важным антикризисным инструментом, сообщает eNews.

Его внутренний потенциал не исчерпан и оценивается специалистами как достаточный при правильном подходе, чтобы восстановить экономику, пишет point.

На прошлой неделе состоялась презентация уникального в своем роде комплексного исследования рынка труда Молдовы за последнее десятилетие. Проводилось оно Агентством международного сотрудничества Германии (GIZ) в рамках проекта консультирования правительства РМ. Заказчиков в лице министерств экономики и социальной сферы интересовало, можно ли сбалансировать спрос и предложение своими силами, не обращаясь к помощи иностранной рабочей силы, есть ли внутренние резервы. За открытие «шлюзов», напомним, ратовали профильные организации работодателей, испытывающие острую нехватку рабочей силы. Тогда власть пошла на смягчение правил трудовой иммиграции, сняв некоторые административные барьеры.

Сейчас многое может измениться и уже меняется. Поэтому авторы исследования поработали и над вопросом преодоления последствий пандемии COVID-19. В том числе – какие тенденции сохранятся, какие новые обстоятельства могут повлиять на соотношение сил на рынке труда и как со всем этим можно справиться. Реальная картина оказалась не такой уж плохой, если приложить усилия по взаимному сближению интересов – как со стороны предложения, так и со стороны спроса рабочей силы.

Конечно, массовая миграция и отрицательный естественный прирост делают свое черное дело – общая численность населения в последнее десятилетие сократилась примерно на четверть (до 2,7 млн чел.). Но и спрос на рабочую силу постоянно снижался, меняя свою траекторию. Соответственно процент занятого в экономике населения (c учетом неформальной занятости) скатился за два десятилетия до уровня 40%, без каких-либо видимых улучшений в этом отношении.

Предложение труда, в отличие от спроса, было более чувствительным к экономическим циклам. Структурные изменения национальной экономики сильно отразились на рынке труда, говорят специалисты, деформировали его возможности. Пока безальтернативно. Яркий пример – высвобождение с начала 2000-х более 200 тыс. рабочих рук в сельском хозяйстве, из которых остальная экономика смогла абсорбировать только около 26 тыс. человек.

Уровень безработицы все равно остался низким. Остается и сейчас, несмотря на увеличение числа регистрируемых безработных (около 4%). «Выручают» другие экономики. Хотя уровень реальной безработицы с массовым возвращением на родину трудовых мигрантов и влиянием пандемии может существенно подрасти.

К 2019 г. запас декларируемых вакансий в экономике увеличился на 83% по сравнению с 2015 г., а количество зарегистрированных безработных уменьшилось, как минимум, за последние два десятилетия. Эти тенденции привели к избыточному спросу, по сравнению с предложением, в размере около 5 тыс. вакансий. В то же время спрос был сосредоточен только на нескольких видах экономической деятельности (автомобилестроение, торговля и информационные технологии). И этот факт нельзя не учитывать.

Молдова вступила в кризис. «В 2020 году предложение рабочей силы немного уменьшится, но спрос снизится значительно. В результате количество работников в реальном секторе сократится на 12,7% (около 59,4 тыс. человек), и на рынке появится излишек. Число безработных может приблизиться к 100 тыс. человек», — считают эксперты GIZ. В 2021-2023 гг. экономика восстановится, и спрос на рабочую силу будет увеличиваться, но избыток рабочей силы будет сохраняться.

Только в 2024 г. будет вновь ощущаться дефицит рабочих рук. Причем, в разных сферах – по-разному и в разное время. Например, в сельском хозяйстве и в производстве товаров дефицит появится в 2023 г., а в строительстве и торговле недостаток рабочей силы будет ощущаться только в 2025 г., говорится в исследовании.

Но есть и другая сторона медали. В Молдове, как мало где, наблюдается снижение экономической активности. Не будем говорить об естественных причинах старения населения и других факторах нетрудоспособности. Хотя они играют свою большую роль. Огромное количество людей просто осели, оказались не у дел, потеряли навыки, у многих возобладали иждивенческие настроения, и не только благодаря переводам родственников из-за рубежа.

В основной своей массе, по исследованию, это в основном трудоспособные женщины, занятые домашним хозяйством в условиях городской среды и домохозяйства, производящие продукцию для собственного потребления в сельской местности. Кроме того, — это лица, «временно отдыхающие» от миграции. Они составляют большой пласт, их количество за последнее десятилетие существенно выросло — с 400 тыс. до свыше 620 тыс. человек. Этот источник трудно мобилизовать и вернуть на рынок труда, но эксперты видят в нем огромный потенциал. Он оценивается в 152 тыс. человек.

Большой резерв эксперты видят, анализируя группу безработных и частично занятых. По оценкам, их потенциал составляет 123 тыс. чел. Вместе с неактивной частью, это около 300 тыс. человек, гипотетически готовых выйти на рынок труда, если предложение на рабочую силу увеличится. Но для привлечения недоиспользованного потенциала мало увеличения предложения, предупреждают эксперты, нужны реальные стимулы, в том числе психологические.

Про стимулы много говорилось в последнее время, особенно из уст ангажированных организаций, — якобы рост зарплат в стране опережает рост производительности труда. Нынешнее исследование в какой-то мере опровергает эти доводы. Да, производительность низка, по сравнению с развитыми экономиками, но развивалась достаточно стабильно, особенно в реальном секторе экономики. Но сильно варьировалась в зависимости от вида деятельности.

Специалисты с удивлением констатируют, что «производительность труда в промышленности и сфере услуг увеличилась в период с 2003 по 2018 г. примерно в 2 раза, а в сельском хозяйстве и строительстве — практически «взорвалась» в 5-6 раз!». Производительность труда на совокупном уровне возросла практически синхронно с уровнем заработной платы, что является положительным фактором для поддержания конкурентоспособности национальной экономики, считают эксперты GIZ.

Исходя из вышесказанного и других доводов, специалисты делают вывод, что вопрос о ввозе иностранной рабочей силы для экономики Молдовы не актуален. Тем более сейчас. В последующем необходимо тщательно анализировать, прежде чем удовлетворять спрос работодателей на иностранную рабочую силу, говорится в исследовании. С точки зрения социального воздействия, а также затрат и выгод, привлечение рабочей силы из-за рубежа в Молдову сопровождается рядом рисков.

В апреле увеличение числа зарегистрированных безработных на 48% по сравнению с предыдущим месяцем наталкивает экспертов на парадоксальный, казалось бы, вывод. Они прогнозируют, что кризис, вызванный COVID-19, приведет не к повышению уровня безработицы, а к более выраженному увеличению числа экономически неактивного населения в возрасте 25-60 лет, которое к концу 2020 г. увеличится на 30%.

Пандемия окажет серьезное и продолжительное влияние на рынок труда и потребует быстрой реакции со стороны государства. Подробные рекомендации правительству прозвучали. В целом рекомендуется сосредоточиться на поддержке компаний, предоставлении социальной поддержки занятому населению, использовании экономического потенциала эмигрантов. Какие из них и в какой мере воплотятся в жизнь, зависит от многих факторов.

Возвращение эмигрантов связывают как с положительным, так и с отрицательным воздействием. С одной стороны, увеличение предложения рабочих рук в условиях кризиса будет не востребовано, с другой, лишать себя давно дефицитных квалифицированных кадров работодатели, очевидно, будут не в силах – конкуренция на рынке предложения будет нарастать, по прогнозам. С другой, нынешняя ситуация будет провоцировать кризис с притоком валюты из-за рубежа в адрес физических лиц, что явится, как ни парадоксально, движущим фактором перехода неактивного населения в статус активного или занятого в национальной экономике.

Хотя не все так однозначно. Эксперт Вячеслав Ионицэ на этой неделе углядел рекордный за последние 5 лет всплеск переводов в размере $135 млн по статистике за май 2020 г. С тысячами ежедневно возвращающихся, потерявшими работу мигрантами это как-то не вяжется. Может, дело все-таки в пандемии?

Источник: enews.md

Комментарии закрыты.