Чубашенко: «Додон — трусливый клятвопреступник»

4 083

Текст: Дмитрий Чубашенко

Наталья Морарь взяла интервью у людей, которые сидели в молдавских тюрьмах при режиме Плахотнюка. Их рассказы шокируют. Уже в то время, когда несколько лет действовало Соглашение об ассоциации с ЕС, а кишиневские власти со всех трибун и телеэкранов рассказывали про то, как успешно они евроинтегрируются, по сфабрикованным, политически мотивированным делам в тюрьмах и следственных изоляторах людей подвергали нечеловеческому обращению и прямым пыткам. Особенно прославился печально знаменитый кишиневский следственный изолятор N13.

Во всей этой истории Плахотнюку особо и предъявлять нечего. Людоед — он и в Молдове людоед. Главная претензия к президенту Додону. Вступая в свою должность, он принес на Конституции присягу, в которой содержится клятвенное обязательство «защищать демократию, основные права и свободы человека». Два с половиной года на глазах у Додона демократия, права и свободы человека грубо попирались, но он трусливо молчал, жевал сопли, пил чай, и не дергался, когда его отключали от президентской «кнопки».

В списке из 38 уголовных дел, которые Генеральная прокуратура считает политическими, более половины — это дела против собственно политиков («Наша партия», Платформа DA, “группа Петренко», акции протеста), остальные — против адвокатов, депутатов, правозащитников, разоблачителей коррупции, бизнесменов-жертв рейдерских атак. В этом списке нет ни одного представителя Партии социалистов. Она так «жестко» боролась с режимом, что режим ее даже не трогал.

Что делал Додон вместо того, чтобы выполнять президентскую присягу? После того, как внешние партнеры заставили ПСРМ пойти на альянс с ACUM, Додон кликушествовал про то, как на него готовят покушение мифические «дагестанцы из Одессы» и устроил настоящую истерику с воплями «Плахотнюк, не трогай мою семью!».

В своем последнем интервью, буквально на этой неделе, Додон продолжает жаловаться на то, что в первые два с половиной года мандата его блокировал Плахотнюк, потом еще полгода ему мешала Санду, и только в последние 100 дней с Кику у него все в порядке. Три года его, видите ли, блокировали, и он от этого испытывал душевные страдания. На то, что при Плахотнюке сотни людей пытали по тюрьмам, ему было наплевать. На эту тему он боялся высказываться во времена Плахотнюка, но он молчит про это и сейчас, потому что собственно при Плахотнюке он был его младшим партнером по правившему тандему, а сейчас он в альянсе с теми уродами из ДПМ, которые как раз и гнобили людей в пенитенциарных учреждениях.

Додон — просто трусливый клятвопреступник, который почему-то думает, что за это люди переизберут его и на второй срок.

Комментарии закрыты.