Как настоятельница Покровского монастыря создала культ Матроны Московской, а ее семья на этом зарабатывает

172

Семья игуменьи Феофании, настоятельницы Покровского женского монастыря в Москве, где хранятся мощи святой Матроны Московской, является одним из крупнейших бенефициаров культа святой, зарабатывая на поставках в монастырские лавки икон, церковной утвари и сувенирной продукции. Сам же культ Матроны был популяризован при непосредственном участии Феофании, пишут «Открытые медиа». 

Феофания (в миру — Ольга Мискина) стала настоятельницей Покровского монастыря в 1995 году, когда ей было 30 лет. Обитель была возвращена РПЦ менее чем за год до этого, и почти вся территория была занята арендаторами. В течение следующих лет, однако, Феофании удалось всех их выселить и возобновить полноценную деятельность монастыря, сообщает meduza.io

Для привлечения средств в восстанавливаемый монастырь, пишут «Открытые медиа», обители была необходима собственная святая, к которой бы приезжали паломники. В конце 1990-х Феофания стала добиваться канонизации блаженной старицы Матроны Московской: в частности, игуменья докладывала патриарху Алексию II о том, что молитвы Матроне помогли ей в деле восстановления монастыря.

Хотя в 1997 году Синодальная комиссия по канонизации не нашла оснований для причисления Матроны к лику святых, через год ее останки были перенесены в Покровский монастырь, а еще через год Матрона получила статус местночтимой московской святой. Уже в 2004 году, со второй попытки, Матрона была канонизирована. После этого, пишут «Открытые медиа», Феофания сделала все, чтобы о культе Матроны узнали как можно больше верующих: по заказу Покровского монастыря стали выпускать аудиоматериалы и фильмы о чудесах святой, а также книги о ее жизни, в том числе для детей.

Со временем это привело к тому, что Матрона стала одной из самых почитаемых святых России, в монастырь поклониться ее мощам начали ежедневно приезжать тысячи паломников, и он стал самой богатой обителью РПЦ. «Бизнес на мощах — это крутой бизнес. И главное, его никто не может посчитать, сколько там пожертвований, сколько реально они получают и сколько перечисляют официально в патриархию — нигде не озвучивается», — цитируют «Открытые медиа» одного из сановников РПЦ. В 2020 году протодиакон Андрей Кураев оценивал ежемесячный доход монастыря в 500 тысяч долларов.

На фоне финансовых успехов, пишут «Открытые медиа», владения монастыря начали увеличиваться. В частности, Феофания построила возле обители пятизвездочную гостиницу с бассейном, фитнес-центром и банным комплексом, а также неоднократно пыталась присоединить к монастырю территорию Таганского парка, который был разбит в 1930-е годы на месте бывшего монастырского кладбища.

Помимо пожертвований, значительную часть доходов монастыря составляет продажа сувенирной продукции — кроме церковной литературы и утвари, под брендом «Покровский монастырь» в церковных лавках продаются и светские товары, например, шоколадки или мыло для борьбы с целлюлитом. Как выяснили «Открытые медиа», основная часть товаров — продукция, произведенная в цехах в Ярославле и в Сергиевом Посаде, которые принадлежат Павлу и Аркадию Мискиным, родным братьям Феофании. Члены семьи игуменьи также владеют в Сергиевом Посаде несколькими элитными коттеджами, магазинами и гостинично-ресторанным комплексом неподалеку от Троице-Сергиевой лавры.

Летом 2020 года «Открытые медиа» обнаружили, что Феофании принадлежит Mercedes-Benz S-класса, купленный в 2016 году за 9,5 миллиона рублей. Эта история привлекла внимание, после чего патриарх Кирилл благословил игуменью продать машину, а деньги отправить на благотворительность. Она так и сделала, и сейчас ездит на другом автомобиле — Mercedes GLA, цена на который начинается от 2,8 миллиона рублей.

Собеседники «Открытых медиа» в церковных кругах называют Феофанию самой влиятельной и богатой женщиной в РПЦ. «Но это все-таки православная церковь, поэтому влияние женщины в ней измеряется не в способности что-то громко заявить, а в способности добиваться того, что она хочет. Патриарх благословляет любое начинание Феофании, а они все больше по части развития „бизнеса“ — разрешил ей построить при монастыре отель, создать свой агрохолдинг, и, по сути, дал возможность всей ее семье зарабатывать на культе Матроны», — объясняет один из источников.

Источник: meduza.io

Комментарии закрыты.