Коронавирус парализует протесты по всему миру

178

«2019 год был отмечен мятежами, однако с наступлением коронакризиса ситуация резко изменилась. Крупные демонстрации исчезли. Однако правители получили в лучшем случае возможность передышки», — пишет швейцарское издание Neue Zürcher Zeitung.

«В Судане в 2019 году после 30-летнего правления был вынужден уйти в отставку диктатор Омар аль-Башир, в Гонконге возмущенным гражданам удалось добиться отзыва ненавистного закона об экстрадиции. В Боливии мятеж воспрепятствовал новому президентскому сроку давно занимавшего свой пост Эво Моралеса, а во Франции массовые забастовки заставили правительство смягчить непопулярную пенсионную реформу: в прошлом году народные протесты добились заметных успехов по всему миру», — отмечает журналист Андреас Рюш.

«Сегодня же улицы больше не «в огне», 2020 год скорее останется в памяти как «год пустых улиц». Волны протеста утихли по всей планете. (…) Коронакризис сдерживает активистов и вынуждает их как минимум перенести свои требования с улиц в цифровое пространство. Однако там их пробивная сила чаще всего невелика», — говорится в статье.

«Возможным исключением является западноафриканская страна Гвинея, где осенью планы президента Альфы Конде обойти действующие ограничения срока пребывания в должности вызвали ожесточенные беспорядки. Они продолжились в марте и с новой силой вспыхнули после сомнительного референдума по конституции. Впрочем, ни протесты, ни международная критика не помешали главе государства провести референдум и объявить, что «за» проголосовало астрономически высокое количество людей, 92%».

«В остальных регионах приходится констатировать паралич протестных движений. Сколько он продлится, вероятно, зависит в первую очередь от дальнейшего течения пандемии Covid-19. Впрочем, было бы однобоким связывать спад политической обеспокоенности только с новой болезнью», — пишет издание.

«Так, в Гонконге уличные протесты утихли еще до эпидемии. Это стало среди прочего реакцией на растущее насилие, а также на тот факт, что в октябре демонстранты добились выполнения важнейшего из своих пяти требований, а именно отзыва закона об экстрадиции, который грозил подорвать особый правовой статус Гонконга внутри Китая», — указывает автор статьи.

В Ливане протесты, которые привели к свержению правительства, уменьшились в связи с коллапсом экономики. Второстепенную роль Covid-19 сыграл и в ослаблении протестов во Франции. Разразившийся в 2018 году мятеж «желтых жилетов» пошел на спад уже в прошлом году, к тому же президент Эммануэль Макрон связал протестующим руки своими уступками.

Коронакризис сдерживает протестные движения в нескольких аспектах, отмечает автор статьи. «С одной стороны, правительства по всему миру ввели запреты на собрания. (…) В России, где в остальном политическое руководство весьма беззаботно реагировало на эпидемию, правители использовали вспышку болезни, что уже 10 марта ввести в Москве запрет на демонстрации. Так они перечеркнули и планы оппозиции по проведению митингов против конституционной реформы президента Путина. При этом еще летом прошлого года Москва пережила крупнейшие за несколько лет уличные протесты», — говорится в статье.

«С другой стороны, лидеры протестов во многих регионах сами взяли паузу и призвали своих сторонников оставаться дома. В зависимости от конкретной страны роль в этом сыграло в первую очередь беспокойство за собственных соратников или мнение, что настоящий момент неблагоприятен для продвижения политических требований».

«Особенно резкие последствия Covid-19 повлек за собой в Алжире: на протяжении 56 недель недовольные граждане протестовали там против правящего десятилетиями режима. В апреле они добились отставки старого главы государства Абдель Азиза Бутефлики, а затем продолжили выходить на улицы, выступая за свободные выборы и против царящего кумовства. (…) Лишь коронавирус временно прекратил так называемое движение «Хирак». В середине марта лидеры движения призвали отказаться от крупных демонстраций: «Хирак — это идея, а идея не умирает. Но люди, которых мы сейчас теряем, никогда не вернутся», — говорилось в их призыве».

«Covid-19 погасил протестные движения и в третьем аспекте: стало быстро понятно, что пандемия вызовет мировую рецессию. (…) В результате политические требования отходят на задний план — что, впрочем, не означает, что они канут в Лету».

Ответ на вопрос о том, приведет ли коронакризис лишь к короткой паузе или же вызовет продолжительный спад многих протестных движений, зависит от того, появятся ли новые действенные формы протеста, полагает Рюш. Возможно, многие активисты сделают ставку на интернет. Так, в Израиле виртуальная акция протеста против закрытия Кнессета набрала 600 тыс. пользователей. Введенные меры изоляции, вероятно, стали причиной и того, почему в Латинской Америке снова особой популярностью пользуется старая форма выражения протеста — с помощью грохота кастрюль.

«Возможно, Covid-19 изгнал протестные движения с улиц эффективнее самого репрессивного аппарата безопасности. Однако для подвергающихся давлению авторитарных правительств это, вероятно, лишь передышка. Им придется жить с риском того, что через несколько месяцев народный гнев разразится снова и в связи с ухудшением экономической ситуации получит дополнительный импульс».

«Причины многих протестных движений — самообогащение правящих элит, растущая пропасть между состоятельными людьми и низшими слоями населения — останутся неизменными. Пандемия даже проиллюстрирует разницу между привилегированными, которые могут хорошо защититься в комфортных домах, и неимущими, для которых социальное дистанцирование в будничной жизни — непозволительная роскошь. Возможно также, что оппозиционные группы используют этот переломный момент, чтобы спокойно и системно укрепить свои организационные структуры».

«Ясно лишь одно: в связи с рисками для здоровья массовые протесты на ограниченном пространстве будут редкостью и спустя месяцы после пика эпидемии. Поэтому в 2020 году протестным движениям придется обрести новую форму», — заключает Neue Zürcher Zeitung.

Источник: Neue Zürcher Zeitung

Комментарии закрыты.