Коронакризис: в Китае за людьми на карантине следят с помощью индивидуальных камер, а в Испании наблюдается дефицит собак

135

Весь мир охвачен коронакризисом, но не везде его воспринимают одинаково. Какова ситуация в Европе, США, Индии, Китае? Корреспонденты немецкого издания Der Spiegel раскрывают детали повседневной жизни в разных странах.

«В Гонконге люди, обязанные соблюдать карантин, носят электронные браслеты. В Китае Большой брат стоит непосредственно за дверью квартиры», — пишет журналист издания в Китае Бернхард Цанд, наблюдавший, как в подъезде перед дверью квартиры его соседки, находящейся на 14-дневном карантине, устанавливали камеру. Выходить за порог квартиры ей запрещено — все товары, которые женщина заказывает онлайн, оставляют под дверью.

Дефицита защитных масок в Китае нет. «116 млн штук масок производит сейчас страна каждый день, это в 10 раз больше, чем до начала кризиса. (…) Маски носят все граждане. (…) В отличие от плотных масок типа N95 простые одноразовые маски скорее защищают остальных, чем тебя самого. Но и это важно, если правила придерживаются практически все — прежде всего в закрытых помещениях, в метро, при нахождении близко друг к другу. (…) То, что европейцы все еще отказываются от масок, вызывает в Китае непонимание и недовольство», — подчеркивает журналист.

В Южной Корее маски сначала пользовались таким спросом, что перед магазинами образовывались длинные очереди, повествует журналистка Катарина Граса Петерс. «Теперь их продажа отрегулирована государством: каждый может купить в аптеке две маски в неделю, при этом необходимо предъявить удостоверение личности. По каким дням можно купить маски, зависит от последней цифры года рождения — например, по понедельникам маски могут купить люди, чей год рождения заканчивается цифрами от 1 до 6. С помощью специального приложения можно найти аптеки, продающие маски — и увидеть, есть ли они на складе».

Жители Южной Кореи, пишет журналистка, стараются наслаждаться моментами свободы. «Если чему-то и можно научиться в этом кризисе, так это тому, насколько важны маленькие, приятные вещи. Вблизи главного вокзала Сеула люди, все еще работающие в офисе, а не из дома, устремляются на весеннее солнце, наслаждаясь любимым напитком столичных жителей, ледяным американо. (…) Цветут форзиции, а для того, чтобы сделать селфи, люди даже снимают маски».

«В Южной Корее не было запрета на передвижение, но мы должны соблюдать дистанцию и по возможности оставаться дома, — пишет журналистка. — Но даже дома корейцы, известные своими длинными рабочими неделями, не могут сидеть спокойно. Они готовят блюда по сложным рецептам и загружают их в Instagram. (…) «Мы пережили так много кризисов. Мы подавляем грусть и живем дальше», — говорит одна кореянка.

«Коронакризис становится испытанием и для нашего языка, — отмечает корреспондент издания в России Кристиан Эш. — Хорошо ли он подготовлен к тому, чтобы описать жизнь в чрезвычайной ситуации? Немецкий язык, по-видимому, не готов: для работы из дома в нем не нашлось лучшего слова, чем неуклюжее заимствование «Home Office». (…) Насколько лучше справился с этим русский язык! Он подвижный и гибкий, в некоторой степени как учительница йоги среди европейских языков. Для работы из дома у него есть свое прекрасное слово » Udaljonka». (…) Удаленка — разговорное слово, но во время кризиса ему позволено убрать кавычки, и сегодня его используют даже в официальных заявлениях. (…) У Home Office, домашнего офиса, холодное излучение неоновое лампы, а у удаленки — теплый и уютный свет, как у ночника».

В Москве, передает журналист, из дома можно выходить только для получения срочной медицинской помощи, за продуктами в ближайший магазин или при необходимости работать. «Это кардинальное изменение политики. (…) «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения», — сказал в XIX веке один сатирик. Однако мэр Собянин уже объявил, что соблюдение самоизоляции будет строго контролироваться. (…) Каждого прохожего можно будет идентифицировать по QR-коду на его телефоне. (…) Фотографии визита президента в инфекционную больницу в Коммунарке кажутся мне сигналом всем россиянам: опасность серьезнее, чем вы думали. Возможно, серьезнее, чем думали мы сами», — отмечает Эш.

В Испании, продолжает журналист Штеффен Людке, наблюдается дефицит собак. После ужесточения запрета на передвижение одной из немногих возможностей выйти из дома для граждан остается прогулка с питомцем. «Тот, у кого нет собаки, явно не в выигрышном положении. В Каталонии мужчина вывел на прогулку козу, и был наказан полицией, грозят штрафы от 600 до 30 тыс. евро», — говорится в статье.

На фоне кризиса многие испанцы берут собак к себе домой. «Наблюдается масштабная волна «усыновления» животных. Прокурор Антонио Верчер письменно предупредил о том, что после снятия запрета на передвижение многие собаки могут снова оказаться на улице, и это, конечно, тоже преступление. С другой стороны, благотворительные организации сообщают, что уже несколько недель не появляется новых бездомных собак. Это одна из немногих хороших новостей в эти мрачные дни», — отмечает корреспондент.

«В Италии социальный кризис звонит в дверь», — пишет журналист Франк Хорниг, рассказывая, как к нему постучал мужчина, представившийся врачом и попросивший одолжить ему 20 евро для заправки автомобиля, обещая вернуть деньги после смены. Однако «врача» журналист более не видел — как и своих денег. В стране набирает обороты финансовый кризис, отмечает он. «Поэтому правительство, как на войне, раздает нуждающимся продовольственные карточки. Наиболее незащищенным и бедным слоям населения напрямую выдаются продукты питания. Для этого Рим пока выделил 400 млн евро. Однако мэры городов бьют тревогу: этой суммы далеко недостаточно. Они опасаются общественных беспорядков — и даже движения «желтых жилетов», как несколько месяцев назад во Франции», — передает журналист.

В Париже, отмечает корреспондентка Бритта Зандберг, больше никто не жертвует деньги бездомным. «После введения запрета на передвижение правительство зарезервировало множество гостиничных номеров, чтобы разместить там бездомных. Гостиничная группа Accor предоставила свыше 600 мест по всей Франции; чтобы смягчить ситуацию и максимально уменьшить опасность заражения, открываются новые центры для бездомных», — передает издание.

При этом в Сан-Франциско в США бездомные скоро могут поселиться в фешенебельных отелях. «Город объявил об аренде тысяч гостиничных номеров для размещения и изоляции в них зараженных бездомных и других заболевших коронавирусом. Местная пресса пишет, что фешенебельные отели соревнуются за контингент. Городу представлены предложения на более чем 8 тыс. номеров, в том числе и от отеля Palace Hotel», одного из наиболее шикарных отелей мегаполиса, отмечает журналист Гуидо Мингельс.

В Нью-Йорке конференц-центр Манхэттена перестраивают во временную больницу на 1 тыс. мест. Однако этого недостаточно, необходимы 140 тыс. больничных коек, в Нью-Йорке их лишь 53 тыс., отмечает журналист Марк Питцке. «У нас почти 600 новых пациентов, более 100 из них нужны аппараты ИВЛ. Мы начали подключать двух пациентов к одному аппарату, потому что их не хватает, — написал журналисту его друг, работающий медбратом в крупной больнице Нью-Йорка. — Вчера, во время 12-часовой смены в отделении неотложной помощи, мы интубировали 6-8 человек в возрасте от 20 до 70 лет. Я уже не успеваю за цифрами». Еще один друг, врач скорой помощи в другой нью-йоркской больнице, расплакался во время телефонного разговора, от бессилия и страха перед тем, что он наблюдает», — передает журналист.

В Вашингтоне коронавирус и Дональд Трамп способствуют и распространению расизма, указывает журналист Ролланд Неллес, наблюдавший, как водитель такси обругал мужчину азиатской внешности. «В американских СМИ то и дело можно прочесть, что из-за коронавируса многим из 21 млн американцев азиатского происхождения приходится переживать враждебное отношение к себе», — передает корреспондент.

В Кейптауне, ЮАР, накануне введения режима изоляции люди штурмовали магазины с алкогольной продукцией, так как во время карантина можно купить продукты питания, но не алкоголь и сигареты. Перед магазинами с алкоголем образовались длинные очереди, передает корреспондент Фритц Шаап.

Одной из «жертв» коронакризиса в Бразилии может стать президент Жаир Болсонару, пишет Йенс Глюзинг. «Каждый раз, когда его показывают по телевидению, люди на балконах и у окон стучат кастрюлями и сковородами. Этот вид протеста распространился по всей Латинской Америке после экономического краха в Аргентине в 2001 году, когда люди таким образом прогоняли президента. Теперь сотни тысяч людей стучат по кастрюлям и кричат: «Болсонару, убирайся!». То, что президент добровольно уйдет в отставку, маловероятно, поэтому некоторые опасаются, что конец правительства будет травматичным и, возможно, в ситуацию вмешаются военные. «Призрак вспышки насилия навис над страной, как большая темная туча», — отмечает журналист.

В столице Австрии Вене, продолжает журналист Вальтер Майр, полицейские покупают продукты для пенсионеров — такой услугой могут воспользоваться люди старше 65 лет. Если в обычные времена полицейские не пользуются особой симпатией среди населения, то сейчас полицейские машины часто встречают аплодисментами, говорится в статье.

В Индии людям с подозрительными симптомами или тем, кто находится на карантине, ставят специальный штамп на руку, передает журналистка Лаура Хефлингер, — чтобы другие держались от них на расстоянии или сообщили в полицию, если человек нарушит карантин. На мобильные телефоны также поступают автоматические звонки с сообщением: «Нажмите 1, если чувствуете себя здоровым. Нажмите 2, если у вас есть симптомы».

В одной из телевизионных передач эксперт подсчитал, что «в первую волну еще до конца июля вирусом могут заразиться от 300 до 500 млн жителей Индии, от одного до двух миллионов людей могут умереть. Это оптимистичная оценка», передает издание.

Источник: Der Spiegel

Комментарии закрыты.