Молдавское ЧП: Огромные полномочия власти при нулевой ответственности

Сценарии развития эпидемии в Молдове – один страшнее другого, причем, транслирует их власть, попутно призывая других не сеять панику. В начале прошлой недели министр здравоохранения Виорика Думбравяну огласила наихудший прогноз Всемирной организации здравоохранения для нашей страны – 28 тысяч заболевших, а чуть раньше премьер Ион Ику заявил, что к середине апреля их будет как минимум две тысячи. Судя по цифрам, всё к этому и идет, однако параллельно президент Игорь Додон заявляет, сам себя расхваливая, что власти справляются хорошо – по крайней мере, лучше, чем руководство некоторых других государств.

И пока в телевизорах проходят все эти странные игры со смертельной статистикой, граждане сидят на карантине. Уже месяц как не функционирует большинство предприятий, а граждане проводят время по домам. Сфера услуг накрылась почти вся, за исключением продовольственных магазинов, городские и сельские рынки закрыты, офисы перевели сотрудников на «удалёнку» или отправили за свой счет. В зарплатах люди либо потеряли, либо лишились их полностью.

В Молдове фактически ликвидирован парламент. Несмотря на наличие у социалистов и демократов парламентского большинства, законодательный орган из-за отсутствия кворума не собрался на заседание, чтобы одобрить пакет мер по смягчению последствий эпидемии для экономики и жителей страны. Кворума не получилось, потому что не пришли те самые социалисты и демократы. На днях стала известна причина их отсутствия. Оказывается, в здании нашелся инфицированный. Оппозиционных депутатов, которые на заседание всё-таки пришли, предупредить об этом, похоже никто не удосужился. А зачем? Представители правых партий ведь не подвержены коронавирусу и не могут быть переносчиками, не правда ли?

Для принятия пакета мер в итоге хватило одного лишь правительства Иона Кику, которое взяло за них на себя ответственность. Политические комментаторы Алексей Тулбуре и Виктор Чобану заявили БТВ, что произошло это вовсе не из-за парламентского карантина. Просто кое-кому очень не хотелось выносить меры на публичное обсуждение. Уж больно одни из них подозрительны, а другие слабоваты и неэффективны.

В частности, к чему в списке присутствуют налоговые изменения для добывающих компаний и как экономике поможет открытие магазинов Duty Free на приднестровском участке молдавской границы?

Впрочем, о подозрительном уже сказано много, а вот о самих мерах в поддержку населения почти ничего. Причина банальна: там и говорить особо не о чем. В условиях чрезвычайного положения власти присвоены эксклюзивные полномочия и нулевая ответственность за судьбу граждан, большинство из которых попали в затруднительное положение.

Люди на улицах говорят съемочной группе БТВ, что у них сегодня нет ни работы, ни денежных накоплений. При этом за вынужденные каникулы платят только бюджетникам, а чтобы получить увеличенное пособие по безработице, надо (и это логично, не так ли?) де-юре остаться без работы: у нас же вроде пока никого не увольняют, проблема в другом – сам офисы и предприятия закрыты. Не меньшей фикцией в этом смысле выглядят и налоговые послабления, также фигурирующие в списке спасительных инициатив молдавского кабинета министров. Налоги-то платить не с чего: нет деятельности – нет налогов. О каких послаблениях может идти речь?

Экономист Виктор Чобану в интервью БТВ назвал пакет мер правительства виртуальным. Мы пойдем дальше: эти меры – абсолютное ничто по сравнению с действиями, которые предпринимают европейские государства для поддержки своих граждан. И напротив, они на удивление схожи с российскими, которые в самой России точно так же как в Молдове подвергаются критике за их несущественность.

Известный московский экономист Владислав Иноземцев провел сравнительный анализ. Вот, что он пишет: «В США и европейских странах правительства отреагировали на кризисные явления крайне быстро. Законодательная и исполнительная власти в тесном взаимодействии выработали и приняли масштабные антикризисные программы, которые, по состоянию на 1 апреля, мобилизовали денежные средства в сумме от 8,6 до 10,1% ВВП этих государств. Российские руководители пока объявили лишь об отсрочке налоговых выплат и части расчетов по кредитам, а также о незначительном повышении пособия по безработице».

Ну как, узнаёте в последних предложениях Молдову? Даже тот минимум, который утвердило молдавское правительство, им не разработан, а всего лишь скопирован у российских коллег.

Дабы понять, что нас ждет дальше, продолжим слушать, что, «внимание, говорит Москва!». Владислав Иноземцев: «В отличие от США и Великобритании, Банк России не снизил процентную ставку (которая в большинстве развитых стран достигла нулевой отметки), не направил в экономику дополнительной ликвидности и существенно не ослабил контроля над банковской системой. Правительство не попыталось использовать заимствования (в том числе у Центрального банка) для покрытия бюджетного дефицита. В отличие от Европы и США, в России не было предпринято попыток прямого дотирования граждан, оставшихся дома. Не было выдано субсидий малому и среднему бизнесу, в котором занято более 18 млн работников и который может потерять около 3 млн предприятий; не были определены возможные следующие шаги помощи малому бизнесу».

Российский экономист нашел объяснение такому подходу. Модель экономики, построенная в этой необъятной стране, основана на ресурсном богатстве: граждане же, напротив, мало участвуют в формировании ВВП. «Путинская Россия сформировалась как страна, благосостояние которой основано на ресурсном богатстве. В добыче нефти и газа, которая принесла в прошлом году 63,3% экспортных поступлений и более 40% доходов федерального бюджета, занято всего 3,6% работников», — пишет Иноземцев.

По мнению Кремля, — продолжает исследователь, россияне не создают богатства государства, а скорее пользуются им. Между ними и властью нет отношений партнерства — есть отношение зависимости. Это фундаментальный момент, объясняющий, почему в современной России государство не намерено признавать ответственность ни за что из происходящего.

И вот в этом Молдова от России отличается в корне. Никакого ресурсного богатства здесь нет, а жива эта маленькая страна до сих пор благодаря ресурсу человеческому. Молдаване, в том числе, уезжая на заработки, уже очень давно изворачиваются, чтобы найти способ выживания в этом государстве, явно нежизнеспособном (во всяком случае, при таком управлении). Это те самые молдаване, которых родное правительство пока очень умело бросает на произвол судьбы во время эпидемии.

Автор: Максим Калмыков

Другие новости

Комментарии закрыты.

Этот веб-сайт использует файлы cookie для улучшения вашего опыта. Мы предполагаем, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принять Узнать больше

Hide picture