«Политические препятствия»: почему Турцию не берут в ЕС

27

Анкара и Брюссель впервые за полтора года вернулись к переговорам о вступлении Турции в ЕС. Несмотря на критику проводимой президентом Эрдоганом политики со стороны чиновников Евросоюза, Турция все равно продолжает работу над необходимыми для евроинтеграции реформами. Эксперты считают, что перспектив для реализаций стремлений Турции в обозримом будущем нет, однако Брюссель будет налаживать отношения с Анкарой, чтобы оградить себя от потока беженцев.

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини и европейский комиссар по вопросам расширения Евросоюза Йоханнес Хан посетили Анкару 22 ноября, где они встретились с министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу и его заместителем Фаруком Каймакки.

Этот визит стал первой встречей в рамках политического диалога высокого уровня, состоявшейся за последние полтора года.

Переговоры были посвящены двум ключевым темам. Стороны обсудили вопросы сотрудничества ЕС и Турции на Ближнем Востоке. По итогам встречи представители Анкары и Брюсселя заявили о важности сохранения ядерного соглашения по Ирану. Кроме того, стороны выступили за сохранение экономических выгод для Тегерана и поддержали меморандум по сирийскому Идлибу.

Второй ключевой темой прошедших переговоров стал процесс присоединения Турции к Евросоюзу. В частности, стороны намеревались обсудить таможенный союз и либерализацию виз. В конце июня текущего года Совет Евросоюза прекратил переговоры о присоединении Турции, а также остановил работу по укреплению таможенного союза Анкары и Брюсселя. Заявление об этом было обнародовано после победы Реджепа Эрдогана на президентских выборах.

#Поэтому нынешняя встреча знаковая. Можно ожидать возобновления переговоров, которые были прерваны, что раздражало турок. Их стремление вступить в ЕС достаточно серьезное. Далеко не везде в Европе оно поддерживается. По крайней мере, это говорит о том, что Евросоюз не намерен прекращать их отношений. Это для турок очень важно», — считает старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Виктор Надеин-Раевский.

Раздражение Турции от нежелания ЕС принимать страну в свои ряды чувствовалось и на этих переговорах.

Чавушоглу заявил, что «политические препятствия», которыми Брюссель блокирует движение Турции в ЕС недопустимы. «Заявления, которые исключают Турцию, заявления, которые отрицают, что Турция будет страной-членом, не несут никакой пользы», — заявил он, добавив, что отказ принимать его страну в ЕС также «мешает росту, благополучию и политической стабильности Европейского союза».

Примечательно, что Турция поднимает вопрос своего членства в ЕС не только на словах. 29 августа турецкое правительство впервые за три года провело заседание «Группы действий по реформе». По его итогам Чавушоглу заявил об «ускорении реформ», необходимых для вступления в ЕС.

«Мы договорились ускорить процесс политических реформ. В предстоящий срок мы сосредоточимся на таких вопросах, как судебная система, законы, основные права, свободы и безопасность», — говорил он в августе. Кроме того, 11 декабря Анкара планирует провести второе заседание «группы».

Впрочем эти реформы имеют решающее значение не только для вступления в ЕС, но и для достижения прогресса в вопросах таможенного союза и либерализации визового режима.

Однако в ответ на стремления Турции, ЕС выдвигает обвинения за недавние аресты в стране. Турецкая полиция 16 ноября задержала 13 человек, в том числе двух видных ученых и экс-сопредседателя прокурдской партии. Их обвиняют в попытке свержения правительства через массовые протесты 2013 года.

Надеин-Раевский считает, что запущенный процесс двусторонних переговоров свидетельствует о стремлении Анкары вступить в Евросоюз, несмотря на всю критику Европы в адрес Турции.

Прежде всего, критика касается вопроса государственной власти Турции.

Когда Эрдоган внес в конституцию изменения, расширив свои полномочия и, тем самым, превратив Турцию в президентскую республику, Евросоюз возмутился. А сам турецкий лидер заявил, что это станет «уроком для Европы».

После того как Эрдоган одержал победу на выборах, его официальный представитель посоветовал «заткнуться» конгрессмену США, который заявил, что президент одержал победу только «благодаря уничтожению оппозиции с помощью арестов, насилия и подавления свободы слова».

Тогда же Федерика Могерини заявила, что условия для проведения предвыборной кампании были неравными, а свобода слова ограничена.

«Более того, принцип разделения властей, который является нормальным для европейских стран, нарушен в Турции с их точки зрения. Должность премьер-министра ликвидирована. Вместо него существует пять вице-президентов, которых назначает Эрдоган. То есть исполнительная власть полностью в руках президента без всяких ограничений. То же самое касается парламента, который поставлен в зависимость от президента, формально он может отстранить его от власти при голосовании двух третей депутатов. Но это нереальный вариант», — отмечает эксперт.

Но все же, самой главной проблемой в отношениях Турции и ЕС по-прежнему является судебная система. Всех судей в стране также назначает президент. Однако полная независимость судов от власти — это обязательный признак демократии, на который Европейский союз не может закрыть глаза.

В турецком законодательстве присутствует еще одна статья, которая идет вразрез с демократическими ценностями.

«Конечно, Евросоюз недоволен арестами журналистов и закрытием СМИ. Около 150 изданий закрылось в Турции за последние пару лет. Конечно, претензия касается существующей в стране статьи за оскорбление власти. По ней было возбуждено около 3 тыс. дел. Правда, Эрдоган заявил, что всех прощает, но это не конституционное решение, а индивидуальное. Все-таки это говорит о том, что так или иначе следующие дела будут доведены до логического конца», — рассказывает Виктор Надеин-Раевский. В Турции за оскорбление президента можно отправиться в тюрьму на четыре года.

Все это является недопустимым для Европы. Турецкое законодательство должно быть кардинально изменено в соответствии с требованиями ЕС. Однако, этот процесс может затянуться.

«По 35 пакетам переговоров вообще не было, а это долгий путь, который занимает много лет. Поэтому у турок сложилось впечатление что в Европе их видеть не хотят. Правда, часть европейских лидеров в открытую об этом говорят. Естественно, что реакция турок на подобное отношение к своей стране отрицательна. После всех претензий, которые предъявлялись Турции и разговоров о нерукопожатности Эрдогана, возобновление переговорного процесса можно рассматривать как позитивное явление», — отмечает эксперт.

Подробнее https://www.gazeta.ru/politics/2018/11/22_a_12068965.shtml

 

 

Комментарии закрыты.