Российский Минздрав запретил медикам обсуждать с журналистами проблему нехватки лекарств для онкобольных

239

«Первый канал» снял с эфира репортаж про детских онкологов, требующих вернуть импортные препараты, которые сейчас пытаются заменить на российские дженерики. Корреспонденты снимали сюжеты в Москве и Петербурге на прошлой неделе, но в программе «Время» интервью врачей и пациентов так и не появились.

10 февраля Минздрав и вовсе запретил медикам из центра Дмитрия Рогачева обсуждать с журналистами проблему нехватки лекарств. Когершын Сагиева разбиралась, что именно пытаются от нас скрыть.

Речь идет о лечении детских лейкозов и конкретном препарате «Онкоспар». Компания, с которой работали российские онкоцентры, перестала его производить — в августе 2019 года «Онкоспар» потерял регистрацию. Но вместо того, чтобы найти нового зарубежного поставщика, чиновники решили препарат заменить отечественным аналогом, спустя полгода официально. Это приведет к резкому росту рецидивов среди детей, а значит и смертей. Это оценка онкологов.

Алексей Масчан, директор Института гематологии, иммунологии и клеточных технологий ННПЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева: В России есть единственный отечественный аналог, который называется «Веро-Аспарагиназа». Мы его проверяли и выявили низкую активность. Из-за этого количество рецидивов заболевания лимфобластным лейкозом в последние два года в России выросло с четырех до 15%, а в масштабах страны это означает 80 детских смертей в год.

После выхода этого интервью врачи центра имени Димы Рогачева временно с журналистами не общаются. На «Первом канале» отменен эфир на эту тему. Почему — точно неизвестно.

Маргарита Белогурова, завкафедры онкологии, детской онкологии и лучевой терапии СПбГПМУ: Я могу только догадываться, потому что мы и московские мои коллеги уже несколько лет говорим об одном и том же, что дети должны получаться оригинальные препараты, а наши условия закупок, и вообще все, что происходит вокруг этого, оно не позволяет это делать.

Врач Белогурова как раз давала интервью «Первому каналу», которое не было показано в программе «Время».

Благотворительные фонды в шоке: непонятно главное — как спасать детей.

Екатерина Шергова, директор фонда «Подари жизнь»: Для фонда главная проблема на сегодняшний день, как бы это ни звучало примитивно, — это деньги. Потому что фонд и так оказывает помощь детям на сумму чуть меньше, чем два миллиарда рублей в год. Это то, что фонд может сделать. Еще дополнительная нагрузка на нас в 300-350 миллионов — простите, но мы просто не справимся. А это значит, что кто-то недополучит то лечение, которое было запланировано, и, собственно говоря, и мы перестанем говорить, что наши дети могут лечиться в России и получать все необходимое с помощью благотворительного фонда, если у государства денег не хватает. Мы просто не справимся.

Кто-то согласится на лечение отечественными препаратами, кто-то продаст квартиры, машины, последние штаны, чтобы купить ребенку импортный «Онкоспар». Применять его по-прежнему можно, но как незарегистрированный препарат. Но часто препарат нужно принимать сразу после постановки диагноза, тратить время на заполнение документов и ожидание ответов нельзя. Так что покупка «Онкоспара» — еще не решение проблемы.

Екатерина Шергова, директор фонда «Подари жизнь»: С августа 2019 года мы его завозим как незарегистрированные препарат. Это процедура не очень комфортная для лечения, потому что она занимает определенное количество времени: нужен консилиум, нужно разрешение Минздрава, нужно заплатить в аптеку заграницей, нужно, в конце концов, физически доставить это лекарство. Каждому заболевшему ребенку, которому врачи прописывают «Онкоспар», нужно иметь это самое разрешение. То есть вы понимаете, какой это бесконечный бюрократический оборот.

«Онкоспар» — это только один пример, в российской медицине массово заменяют импортные препараты отечественными. На прошлой неделе сразу 142 онколога обратились в Минздрав с просьбой наладить закупку импортных препаратов, рак — не та болезнь, когда стоит менять схемы ради экономии

Также 500 родителей обратились с письмом к президенту. Ответ пришел не от президента, а от Минздрава, им ответили: лечитесь тем, что есть

Наталья Первушева, член ассоциации родителей детей с онкозаболеваниями: Цинизм ситуации, я хочу подчеркнуть, заключается в том, что лечение существует, эффективные лекарства существуют, и сейчас отказаться от этого лечения ради того ради того, чтобы поддержать отечественную фармпромышленность, — это преступление.

Судя по накалу страстей, идет настоящая война врачей с Минздравом. И то, что сюжет о проблеме не показали по «Первому» — отражение этой войны. Прямо сейчас в препарате нуждаются: Максим Неструев, Милана Зотова, София Комарова, Арсен Эмиргаев, Инга Ондар. Помочь этим детям вы можете на сайте фонда «Подари жизнь».

Источник: tvrain.ru

Комментарии закрыты.