Журналист Znak.com рассказал, как пытают задержанных в Беларуси

181

Издание Znak.com опубликовало рассказ своего корреспондента Никиты Телиженко, который был задержан белорусскими силовиками во время уличных протестов. Россиянин стал свидетелем того, как с митингующими обращаются в застенках.

Никита Телиженко приехал в Белоруссию по заданию редакции и был задержан вечером 10 августа. В течение суток с ним не было никакой связи. Освободили журналиста только 11 августа вечером, пишет newsru.com

По словам Никиты, он привлек внимание силовиков, поскольку держал в руках мобильный телефон и набирал SMS. «Как я понял потом, они искали координаторов акции, они знали, что в телеграме протестующие обменивались информацией о передвижении силовиков, сообщали о засадах. Они, видимо, решили, что я один из них», — пояснил журналист.

В автозаке Никита познакомился с 62-летним пенсионером. Он шел в магазин и увидел, что ОМОН хватает какого-то мальчишку. «Я вступился за него, попытался отбить его. Я им говорил, он же ребенок, вы что творите», — рассказал пенсионер. В итоге юноша убежал, а его заступника задержали. При этом пенсионера сильно ударили по печени. Он просил вызвать скорую помощь, но на его просьбу никто из силовиков не отреагировал.

Задержанных отвезли в Московское РУВД, которое «стало для них адом», рассказал журналист. По его словам, отводя одного задержанного в здание, омоновцы специально ударили его о дверной косяк. Пострадавший закричал от боли. Тогда его начали бить по голове под крики: «Заткнись, сука!»

«Первый раз меня ударили, именно когда выводили из автозака, я просто недостаточно низко нагнулся и получил удар рукой по голове, а потом коленом в лицо», — добавил Никита.

В здании РУВД задержанных завели в какое-то помещение на четвертом этаже. «Люди там лежали прямо на полу живым ковром, и нам пришлось идти прямо по ним», — добавил журналист.

Новоприбывшим приказали лечь на пол. Однако свободного места не было. «Кругом в лужах крови лежат люди», — пояснил Никита.

В туалет силовики отводили не всех. Некоторым на просьбы позволить справить нужду отвечали: «Ходи под себя».

Милиционеры заставляли задержанных молиться, читать  «Отче наш». Тех, кто отказывался, избивали всеми подручными средствами.

С каждой новой партией задержанных, доставленных в РУВД, силовики бесились и зверели еще больше, утверждает Никита. «Милиционеров искренне удивляла активность протестующих. Я слышал, как они разговаривали между собой по рации, что для подавления митингов задействованы резервные отряды. Они были в бешенстве, что люди не уходят с улиц, несмотря на то, что их бьют и бьют жестоко, люди их не боятся, они строят баррикады и оказывают сопротивление», — добавил он.

Стражи порядка с трудом скрывали свой страх перед народным гневом. «Ты, сука, против кого баррикады поставил, ты против меня воевать будешь? Ты войны хочешь?» — кричал один из милиционеров, избивая задержанного. Особенно жестоко били тех, кто был или кого считали гражданами Белоруссии.

Через два-три часа задержанных погрузили в автозаки и повезли в другое место. На пол машины людей укладывали штабелями, в четыре слоя. Те, кто лежал на полу, задыхались от тяжести тел.

В автозаке людей продолжили избивать: за татуировки, за длинные волосы. «Ты *** (представитель нетрадиционной сексуальной ориентации. — Прим. Znak.сom), сейчас тебя в тюрьме петушить будут по очереди», — говорили силовики.

Затем они приказали всем сесть на корточки и сцепить руки в замок на голове. Менять упор на ноги разрешали лишь изредка: для этого надо было поднять руки, назвать свое ФИО, адрес проживания, место задержания. Если охраннику (это был белорусский СОБР) не нравилась фамилия, татуировка или внешний вид, менять ноги запрещали, за повторную просьбу избивали. «Причем потом уже говорили, что попытка сменить позу будет приравнена к попытке к бегству — а значит, расстрел на месте», — вспоминает журналист.

У одного молодого человека был поврежден позвоночник, в Московском РУВД на нем прыгали омоновцы. Также у него «была выбита коленка».

В туалет никого не отпускали. «Некоторые не выдерживали, ходили (под себя) даже по-большому. И так мы и ехали в хлюпающих испражнениях. Когда нашим конвоирам становилось скучно, они заставляли петь песни, в основном гимн Белоруссии, и снимали это все на телефон. Когда им не нравилось исполнение, снова били», — говорит Никита Телиженко.

В дороге ему удалось разговорить одного из охранников. Тот фактически признался, что смысл жестокости силовиков при подавлении протестов как раз в том, чтобы спровоцировать демонстрантов на насилие.

«Мы только и ждем, когда вы начнете что-то жечь на улицах, — говорил собровец. — И тогда мы начнем по вам стрелять, у нас есть приказ. Была великая страна Советский Союз, и из-за таких … (нецензурное слово, обозначающее человека нетрадиционной сексуальной ориентации. — Прим. Znak.com), как вы, она погибла. Потому что никто вас вовремя на место не поставил. Если вы (имел в виду РФ. — Прим. Znak.com) думаете, что вы сюда свою Тихановскую внедрили, она вам мозги запудрила, то знайте, что второй Украины у вас не получится, мы не дадим, чтобы Белоруссия стала частью России».

Освободить Никиту Телиженко удалось только после вмешательства российского МИДа. Посол РФ лично звонил главе МИД Белоруссии, чтобы выяснить местонахождение задержанного журналиста.

Подробнее: newsru.com

 

 

Комментарии закрыты.