«Золотой» бизнес скромного примара Оргеева и «уплывшие» в неизвестном направлении $400 миллионов

ИСТОЧНИК: NOI.MD

Бизнесмен с сомнительной репутацией, примар Оргеева Илан Шор оспаривает правильность расчета ущерба, причиненного молдавским гражданам в результате «кражи века».

Оказывается, почти $400 млн. из обозначенной ранее суммы, превышающей $1 млрд, «уплыли» в неизвестном направлении.

Некоторые нестыковки в его показаниях и действиях свидетельствуют о том, что существенная часть денежного потока, к которому получили практически неограниченный доступ в трех банках бывший премьер Влад Филат и его сообщник Шор, осталась вне поля зрения правоохранительных органов.

Да и можно ли верить слову бизнесмена, которого Национальный банк и американская компания «Kroll» обвиняют в выводе миллиарда долларов из Молдовы и который находил сотни миллионов на дачу взяток, но при этом в его декларацию о доходах внесен лишь оклад в размере 10 тыс. леев в месяц?

«Шор, верни миллиард!»

В конце 2014 г. из Молдовы через три банка таинственным образом исчезло более $1 млрд. Со ссылкой на Национальный банк РМ была объявлена цифра 17,7 млрд. леев, что составляло на тот момент $1,18 млрд. или около миллиарда евро – примерно одну треть всех банковских активов Молдовы. На эту сумму, составлявшую 15% от ВВП, банки, подконтрольные Илану Шору, выделили неблагоприятные кредиты посредством различных серых схем и незаконных сделок.

Национальный банк ввел специальное администрирование в «Banca de Economii», «Banca Socială» и «Unibank», предоставив им срочный кредит на сумму 9,5 млрд леев на основе секретного постановления правительства Лянкэ. В нем было предусмотрено условие о возврате денег до 27 марта 2015 г. Хотя оно было не выполнено, правительство Габурича в секретном порядке приняло решение о выделении НБМ трем обанкротившимся банкам еще 6,5 млрд леев.

К настоящему времени из похищенных средств следственным органам удалось вернуть лишь малую толику. Между тем правительство обязано вернуть Национальному банку кредит, полученный под гарантии государства, из бюджетных средств. Увеличится не только внутренний долг, но и налоговое бремя. Становится все более очевидным, что выделенные Национальным банком деньги придется выплачивать налогоплательщикам страны. Эксперты подсчитали, что при невозврате похищенных средств «кража века» обойдется каждому молдаванину, включая младенцев и стариков, примерно в 5000 леев.

Для расследования хищений в «Banca de Economii», «Banca Socială» и «Unibank», а также выявления виновных и определения возможных способов возвращения денег Нацбанк выбрал американскую компанию «Kroll». Подготовленный зарубежными экспертами отчет отводит Илану Шору ключевую роль в масштабных манипуляциях с денежными средствами трех банков.

В обществе Шор давно воспринимается основным виновником ситуации, сложившейся в банковском секторе, о чем свидетельствуют многочисленные комментарии экспертов, политиков и простых граждан, которые появляются в СМИ и интернет-ресурсах. В конце мая, во время игры с участием принадлежащей бизнесмену команды «Милсами», на ближайшей к стадиону «Зимбру» многоэтажке был развернут огромный баннер с надписью «Шор, верни миллиард!».

Шор не уверен в размерах взяток

Явка бизнесмена с повинной привела к задержанию экс-премьера Влада Филата, которому сегодня, среди прочих деяний, инкриминируют получение взяток и извлечение выгоды из влияния в особо крупных размерах. На допросе в Национальном центре по борьбе с коррупцией Шор заявил, что на протяжении последних лет передал Филату взятки на сумму более $250 млн. В своих показаниях Шор поясняет, что деньги он время от времени перечислял экс-премьеру, а также передавал наличными в обмен на различные услуги с его стороны.

К примеру, наличность в размере $500 тыс., по словам Шора, была передана в служебном кабинете премьера Филата в здании правительства за прекращение давления на предпринимателя и подконтрольные ему компании, включая «Dufremol». Такая же сумма была выплачена в виде аванса за разрешение на беспошлинную торговлю нефтепродуктами в таможенной зоне Молдовы.

На допросе Шор признался, что за большие взятки Филату он смог получить контроль над «Banca de Economii». По описанной им схеме, на фирмы Шора были оформлены кредиты на сумму 1 млрд. леев, при помощи которых покупался плохой кредитный портфель «Banca de Economii». Вместо реальной покупки долгов банка имела место просто прокрутка денег. При помощи совместного выкупа «Banca de Economii» Филат и Шор рассчитывали за два-три года заработать и покрыть убытки, возникшие в результате невыполнения Филатом части своих обещаний.

В итоге контрольный пакет акций банка перешел фирмам двух сообщников, а доля государства уменьшилась с 56,6% до 33,3%. В апреле 2014 г. Шор возглавил админсовет ВЕМ, получив прямой доступ к денежным потокам государственных предприятий, агентств, ведомств, казначейских счетов.

Согласно его показаниям, после получения контроля над банком Филат регулярно принимал от него крупные денежные суммы для бизнеса и на политические нужды. При этом Шор сам не уверен в точных размерах своих подношений, называя цифры с погрешностью в $20 млн. По его словам, за 9 месяцев 2014 г. Филат получил поэтапно сумму в размере от $60 до $80 млн. Кредиты Шор, как правило, оформлял на свои фирмы, после чего деньги поступали в оффшорные компании или передавались наличными.

В показаниях Шора фигурируют и другие эпизоды с суммами, исчисляемыми в десятках и сотнях миллионов долларов. Предприниматель отмечает, что последний раз передавал деньги Филату в офисе ЛДПМ в октябре 2015 г. – 20 млн. леев банкнотами по 500 и 1000 леев «на партийные нужды».

Адвокат экс-премьера Игорь Попа почти все показания Шора называет «враньем». В отношении последнего эпизода он говорит, что запросил в Нацбанке информацию о доступности такой суммы. «Чемодан с 20 млн. леев должен был иметь 1 метр в длину, 1 метр в ширину и 70 сантиметров в высоту. Шор даже не смог бы поднять такой чемодан», – утверждает адвокат.

Миллиард для «группы Шора»

Насколько правдивы обозначенные в протоколе допроса цифры, пожалуй, известно наверняка лишь самому Шору и Филату. Основным доказательством передачи бывшему премьер-министру $250 млн. в виде взяток остаются показания Илана Шора. К данному моменту, как следует из публичной информации правоохранительных органов и стороны защиты, примар Оргеева смог доказать лишь часть данных, озвученных им при явке с повинной. В обвинительном заключении по делу Филата пока что вместо $250 млн. фигурирует цифра $40 млн.

Эти обстоятельства, как и некоторые нестыковки в показаниях Шора, наводят на мысль, что существенная часть денежного потока, к которому получили практически неограниченный доступ экс-премьер и его сообщник в трех банках, осталась вне поля зрения правоохранительных органов. И речь идет не только о весьма приблизительных расчетах суммы взяток, в которых Шор «теряет» десятки миллионов долларов.

Сегодня Шор вступает в спор с международными экспертами и Национальным банком, озвучившим сумму в размере $1,18 млрд., выведенную из страны при помощи незаконных схем. В марте 2016 г. на пресс-конференции Шор публично признал, что выводил деньги из банков, чтобы передать их экс-премьеру. «Эти деньги, которые поступили к г-ну Филату и которые он называет «отравленными» подарками, были взяты в «Banca de Economii», – заявил примар Оргеева.

Цифру в миллиард похищенных из банковской системы Молдовы долларов Шор называет «мифической», утверждая, что реально было выведено лишь $625 млн. Он приводит собственные расчеты, по которым при его непосредственном участии из ВЕМ было изъято $250 млн. в виде кредитов, выданных в различной форме и переданных Владу Филату. По словам Шора, $375 млн. – это доля неблагоприятных кредитов, выданных при бывшем главе банка Григории Гачкевиче.

Таким образом, почти $400 млн. долларов из обозначенной ранее суммы, превышающей миллиард, «уплыли» в неизвестном направлении. В то время как согласно предварительным результатам второго этапа расследования американской компании «Kroll» именно бизнесмен Илан Шор и аффилированные с ним лица и компании — так называемая «группа Шора» — были вовлечены в вывод миллиарда из трех банков. Об этом недвусмысленно говорит Национальный банк в своих сообщениях для прессы.

Собранная и изученная «Kroll» информация подтвердила, что «группа Шора» напрямую контролировала важные решения, которые принимались в трех банках, в том числе решения по выдаче «кредитов» связанным между собой компаниям без намерений погасить их. «Группа Шора» создала сеть фирм, посредством которых полученные средства были изъяты и отмыты. «Также она получила существенную часть украденных средств», – заявляет Нацбанк.

Расследование «Kroll» выявило, что в период с 1 по 26 ноября 2014 г., всего за четыре дня до парламентских выборов, пять компаний получили кредиты на сумму более 13,5 млрд. леев. Эксперты обнаружили, что компании «Voximar-Com» ($164 млн.), «Danmira» ($29,6 млн., 101 млн. евро и 720 млн. леев), «Davema-Com» (3,2 млрд. леев), ООО «Contrade» ($24,9 млн. и 105 млн. евро) и «Caritas Group» ($13,6 млн., 28,9 млн. евро и 1,86 млрд. леев) прямо и косвенно взаимосвязаны с другими компаниями Шора.

В частности, номер телефона, используемый фирмами Шора в этой операции, был использован и пятью компаниями, получившими кредиты. Впоследствии эти фирмы перечислили деньги на латвийские счета ряда оффшорных компаний, зарегистрированных в Великобритании и Гонконге.

Практически все опрошенные нами эксперты считают, что два человека точно знают, где украденные деньги – это Шор и Филат. По одной из версий, часть денег инвестирована в Кишиневский аэропорт, который передан в концессию, по указанию Филата, фирмам, подконтрольным тому же Шору. При этом многие эксперты считают, что этих денег там нет, так как каждый пассажир, вылетающий из аэропорта, по-прежнему, незаконно платит аэропорту (в кассу Шора) 9 евро и этих денег с избытком хватает, чтобы покрыть те «инвестиции», что сделаны в аэропорту в последние несколько лет.

Где же украденные деньги? Судя по всему, сумма в $250 млн., которые Шор (по его показаниям) передал Филату, недалека от истины, а вот большую часть денег следует искать на зарубежных счетах подконтрольных Шору фирм, а также в его российских, израильских и средне-азиатских инвестициях. Известно, к примеру, что Шор является крупным инвестором в Киргизии.

«Золотой» бизнес скромного примара

На протяжении более полутора лет в Молдове создавали видимость активного расследования многомиллиардных хищений, зарегистрированных в банковской системе страны. Правоохранительными органами была инициирована серия уголовных дел по фактам выдачи обманным путем кредитов, хищений в особо крупных размерах, нарушения правил кредитования, злоупотребления служебным положением и т.д.

В общей сложности в суд было отправлено около 20 дел, а пятеро фигурантов, включая бывшего главу административного совета BEM Григория Гачкевича, проходят в качестве обвиняемых. На стадии расследования – еще несколько дел по факту получения невозвратных кредитов в «Banca de Economii». В них в настоящее время фигурируют порядка 15 человек, трое из которых объявлены в розыск.

Григория Гачкевича, одного из предшественников Шора на посту председателя админсовета ВЕМ, несколько раз задерживали по разным эпизодам дела о незаконной выдаче кредитов. Прокуроры настаивают на содержании экс-банкира под стражей, считая, что в противном случае появится риск его вмешательства в расследование и возможность скрыться от следствия.

На этом фоне Илан Шор, при котором хищения в банковском секторе не только продолжились, но и приумножились и приобрели необратимый характер, остается на свободе и фактически выведен из-под уголовного преследования. Ему присвоен статус свидетеля, банковские активы были арестованы, но к этому моменту там почти ничего не осталось. Однако у опрошенных нами экспертов в области права возникает вопрос. Если явка с повинной по делу о коррупции может освободить Шора от уголовной ответственности, то разве его «чистосердечные признания» о том, что он вывел (украл) из BEM-а деньги, переданные Филату, не являются предметом уголовного расследования? Не является ли это «хищением в особо крупных размерах»? Вопрос, как говорится, риторический.

Баллотируясь на пост примара Оргеева, Шор заполнил декларацию о доходах и имуществе, в которой задекларировал весьма скромный бизнес и денежные поступления. Человек, которого американские аналитики обвиняют в выводе миллиарда долларов из Молдовы и который находил сотни миллионов на дачу взяток, внес в свою декларацию лишь оклад в размере 10 тыс. леев в месяц. За два года на должности директора ООО «Dufremol» (с 1 января 2013 г. по 31 декабря 2014 г.) он заработал 240 тыс. леев, еще 15 тыс. леев получил, работая по совместительству.

Шор задекларировал несколько объектов недвижимости, четыре автомобиля и ряд банковских счетов с относительно скромными суммами. Из фирм указана только доля в 0,89% в ООО «Avantage». Хотя сам Шор в публичных интервью неоднократно признавал, что владеет рядом успешных компаний, часть из которых он унаследовал от отца. При этом размер и перечень этого наследства Шор никогда не оглашал. Согласно докладу «Kroll», в 2011 г. в структуру «Shor Holding» входили 10 фирм, а спустя три года их число достигло 39 предприятий.

Сопоставив эти данные с официально задекларированными доходами и имуществом Шора, становится очевидным, что примар Оргеева предпочитает скрывать бизнес при помощи посреднических схем и оффшорных зон. В своем расследовании «Kroll» уделяет особое внимание периоду с мая по ноябрь 2014 г., когда у руля BEM находился Шор: именно в этот период кредиты, выданные аффилированным лицам, выросли вдвое и превысили 13 млрд леев на 24 ноября 2014 г. Иными словами, те же инструменты – посреднические фирмы и оффшорные компании – были использованы и в отношении трех обанкротившихся банков.

Все, с кем общался автор этих строк, считают, что найти украденные деньги будет крайне сложно, но при этом все опрошенные считают, что вернуть эти деньги – дело чести молдавских правоохранительных органов и нынешней власти.

 

 

Другие новости

Комментарии закрыты.

Этот веб-сайт использует файлы cookie для улучшения вашего опыта. Мы предполагаем, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. ПринятьУзнать больше

Hide picture